Актуальная
Информация
  • 28.06.18
    Как правило, использование глазного протеза не сопровождается гнойным отделяемым. Но многие пациенты называют гноем естественное выделение слизи.
  • 27.06.18
    Протезирование детей имеет свои особенности, связанные с физиологическим ростом орбиты, век, глазного яблока и всего лица в целом. Рост глаз и окружающих их частей в первые годы жизни происходит значительно быстрее, чем рост других органов.
  • 01.06.18
    Риски получения проблем со зрением возрастают с возрастом, но есть вещи, которые могут помочь их уменьшить. К ним в том числе относят правильное питание и знание истории семьи. А немного темного шоколада может заострить зрение.

Все получится, ведь каждый просто выполняет свою работу

Впервые оказавшись в Уральском центре глазного протезирования, я остро испытывала два чувства: во-первых, ощущала себя очень несчастной, а во-вторых, не сильно верила, что здесь мне помогут. Несчастной совсем не потому, что мне удалили глаз, и я не знала, как теперь жить дальше. Такую операцию я перенесла, будучи еще ребенком, и за столько лет привыкла к своей особенности. А вот примерка первого протеза после пластической операции выбила из привычной колеи и ввергла в отчаянье. Надо признаться, ситуация не была настолько безнадежной, и врачи обещали самые радужные перспективы. Но, как часто бывает у женщин, в тот момент мне казалось, что все потеряно.

Нельзя откладывать на потом

Эта история началась в городе Екатеринбурге, когда я, наконец, решилась на операцию. Если говорить языком докторов, то это была отсроченная пластика опорно-двигательной культи после выполненной ранее традиционной эвисцерации. До операции глаза отличались очень сильно, протез западал, к тому же был изношенным. Последнее приносило существенные неудобства. Сейчас удивляюсь собственной безграмотности в этом вопросе, но тогда я не знала, что очень важно менять протез вовремя. Глаз постоянно слезился, образовывался гной, и это не могло не мешать работе, обычной повседневной жизни. Операция обещала все изменить. И тогда я даже не подозревала насколько.

Когда все было позади, через месяц после операции я, окрыленная и счастливая, возвращалась в клинику. На глазу повязка, и пока совсем не понятно, как все будет выглядеть теперь. Я в приятном предвкушении – скоро увижу результат и даже не сомневаюсь, что он мне понравится. На консультации офтальмохирург сразу предупреждает, что у меня маленький нижний свод и, пока он не сформирован, возможны затруднения в подборе протеза. Всю серьезность слов я понимаю немного позже – в кабинете протезиста, когда у специалиста не получается что-нибудь для меня выбрать. Наконец, что-то более или менее подходит. Во всяком случае, протез не выпадает, хотя и причиняет достаточно сильную боль. Я поворачиваюсь к зеркалу и становлюсь несчастной в один миг.

Меня успокаивают, и говорят, что в скором времени все станет намного лучше. Но сейчас все слова бесполезны. Отражение настолько меня не устраивает, что в этот миг я считаю операцию напрасной. Тогда и заходит речь об индивидуальном протезировании.

Нужно решиться

Я звоню в Уральский центр и записываюсь на консультацию. Пока – на всякий случай. Не верю, что где-то мне сейчас смогут помочь. Предстоящие выходные – время для размышлений.

В Екатеринбурге есть друзья, но сегодня мне хочется забиться в самый темный угол и провести там все ближайшее время. Спасает мудрая мама, которая настаивает на встрече с друзьями и убеждает поехать в Челябинск. Что ж, терять все равно нечего.

Общение с друзьями действительно поднимает настроение и разгоняет мрачные мысли. Отдых портит только одно обстоятельство – постоянная боль. Я пытаюсь к ней привыкнуть. По дороге в Челябинск мечтаю поскорее оказаться дома. Но понимаю, что буду жалеть, если не попробую.

Луч надежды крепнет

Ранним утром понедельника я ожидаю своей очереди рядом с кабинетом доктора и пытаюсь коротко, но емко сформулировать историю своей болезни. Но рассказывать долго не приходится. Руководитель центра Ирина Анатольевна мягко меня останавливает. Начинает осмотр и задает свои вопросы, судя по которым, она понимает все без слов. Кажется, именно тогда зарождается первый луч надежды.

Потом он крепнет и, наконец, превращается в твердую уверенность – я здесь определенно не зря. Терпеливо переношу все примерки, пытаюсь понять профессиональный сленг, с восхищением наблюдаю за тонкой изящной работой Валентины Владимировны, художника. Вечером, счастливая, звоню родным – все получится! И да, засыпаю без боли впервые за несколько дней.

На следующее утро мне примеряют протез, изготовленный по индивидуальным параметрам в соответствии с моими особенностями. Теперь я вполне могу оценить мастерство хирурга, который меня оперировал.

Впереди еще несколько дней примерок и кропотливой работы. Мне никто не старается угодить. Каждый просто выполняет свою работу настолько хорошо, насколько это вообще возможно. И результат превосходит все мои ожидания.

Через пару месяцев я возвращаюсь сюда снова – после операции мне необходимо сформировать полость – а потом еще раз. За это время центр становится для меня теплым и родным, а люди, которые в нем работают, по-настоящему дорогими. Я уверена, что эта сильная команда настоящих профессионалов может достичь больших высот. Но, думаю, что тихие молитвы благодарных пациентов еще дороже мирового признания.

Ольга, г. Нефтеюганск, ХМАО Югра