Актуальная
Информация
  • 28.06.18
    Как правило, использование глазного протеза не сопровождается гнойным отделяемым. Но многие пациенты называют гноем естественное выделение слизи.
  • 27.06.18
    Протезирование детей имеет свои особенности, связанные с физиологическим ростом орбиты, век, глазного яблока и всего лица в целом. Рост глаз и окружающих их частей в первые годы жизни происходит значительно быстрее, чем рост других органов.
  • 01.06.18
    Риски получения проблем со зрением возрастают с возрастом, но есть вещи, которые могут помочь их уменьшить. К ним в том числе относят правильное питание и знание истории семьи. А немного темного шоколада может заострить зрение.

Вернули меня к жизни

Родилась и выросла я в дружной и любящей друг друга семье. Представление о семье, о жизни складывались замечательными, но я никогда не думала, что в моей жизни будет все так плохо.

Первый удар произошел, когда моей дочери в 1 месяц поставили диагноз дисплазия тазобедренных суставов, меня так запугали врачи, что я сама чуть не умерла от горя. Но на мое счастье диагноз в год не подтвердился, он оказался ошибочным. Целый год мы издевались над ребенком. Я думала, что это самое страшное, а все еще, оказывается, было впереди.

В 25 лет я осталась одна с двумя дочками 5 и 4 лет. Умер муж. Мне не хотелось жить, я не могла смотреть на родных детей. Неделями я ревела и не жила, а существовала, пока не увидела слезы дочерей с просьбой, чтобы я не плакала. И тогда я поняла, что дети не должны страдать, надо их вырастить и дать им все, что от меня зависит.

Постепенно жизнь пошла своим чередом. Встретить вторую свою половинку не удалось, и поэтому я старалась сделать своих детей счастливыми. Теперь они живут своими семьями, и я думала, вот оно счастье. Вновь самое страшное меня ожидало впереди.

Перечеркнул всё

Сколько я работала на вредном производстве, но никогда не думала, что со мной произойдет несчастье, так как всегда соблюдала технику безопасности. В марте 2008 года произошел взрыв, при котором я получила травму лица, черепа и ожоги.

Привезли меня в ГКБ № 3 скорой помощи, где мне оказали первую помощь и сделали много операций, чтобы вернуть меня к жизни. Когда лежала в реанимации я не чувствовала боли, только ощущала, что с лицом что-то страшное. Я думала, это сон, но когда поняла, что это не так, я решила, что сошла с ума. Начала вспоминать номера телефонов, поняла, что с мозгами все нормально. Лицо свое я не видела, но понимала, что там все страшно.

После реанимации перевели меня в палату. 10 дней я лежала на спине, не вставая. Первые шаги давались с трудом, и я не понимала, от чего ноги целые. В зеркало я не смотрелась, но понимала все очень плохо с моим лицом. Я подходила к окну и думала, что мне надо сброситься и тогда все мучения пройдут. Неоднократно меня одолевали эти мысли. В то время за мной ухаживала дочь Оксана. Я ее отпускала пообщаться в коридор с медсестрами, чтобы совсем не скучно было. И в эти моменты на меня наплывали дурные мысли.

В очередной раз подойдя к окну, я посмотрела вниз и подумала, что родители мои этого горя не переживут, а Оксана будет всю жизнь обвинять себя что не оказалась рядом. И вообще мне стало страшно самой. И я решила, что не смогу это сделать и не должна даже думать об этом, раз я до сих пор осталась жива. Спасибо моей дочери Оксане!

В палату начали пускать родственников и друзей. Они меня успокаивали, а мне от этого еще хуже было, никого не хотелось видеть. Когда приходила мама она никогда не плакала, только гладила меня. А я думала, почему она не плачет, неужели ей меня не жалко. Просто она мне не показывала слезы, а плакала дома. Я ей за это благодарна. И вообще благодарна всем подругам и родственникам, они меня не бросили в трудную минуту.

Но мне все равно не хотелось жить, челюсть была сломана, шрамы по всему лицу и потеря зрения на один глаз. Но благодаря близким, докторам, я стала немного успокаивается. К жизни меня вернули доктора ЧЛХ и глазного отделения, но морально, конечно, мне помогла Сироткина Ирина Анатольевна. Она хоть и была загружена своей работой, все-таки находила время побеседовать со мной, переубедить в чем то, дать надежду. Постепенно я начала успокаиваться.

У меня всё хорошо!

С 2008 года по сей день, у меня идут восстановительные операции, и улучшения уже заметны. Все мне говорят: «Ты сильная, справишься со всем», а я такая слабая. Я всегда думаю, за что мне это? Одна верующая женщина мне сказала: «Это ты, приняв боль на себя, увела беду от своих близких». Если это правда, то я, конечно, не хочу, чтобы мои близкие страдали. И вообще я никому не желаю такого горя. Все, конечно, не проходит бесследно: кое-какие травме на лице остались. Я приложу все свои усилия, и насколько мне хватит средств и сил, буду восстанавливать свое лицо.

И теперь, глядя на себя в зеркало, я говорю, что это не самое страшное. Главное, чтобы мои родители, дети, внуки, родственники и близкие были здоровы и не знали горя.

Очень много людей меня жалеют, я им говорю: «Пожалейте себя, у меня все хорошо и будет еще лучше!!!»