Актуальная
Информация
  • 15.10.18
    Уважаемые родители, для вас издана памятка с ответами на многие тревожащие вопросы. Авторы старались донести достоверную информацию максимально кратко и четко.
  • 12.09.18
    Стройная, статная, высокорослая, эта женщина наверняка поражала воображение современников. И, очевидно, её красивая голова возвышалась над толпой, привлекая внимание. Тем более своим необычным золотистым глазом.
  • 04.09.18
    Поступление в школу – переломный момент в жизни каждого ребенка. Для особенных детей, живущих с одним глазом, это еще и изменения привычного места пребывания, что может вызвать много неприятностей, таких как падения, столкновения. Для того, чтобы их предотвратить, следуйте нескольким правилам.

Я живу полноценной жизнью

Лягушкина Марина, пациентка Лаборатории глазного протезированияЧто произошло

Трагедия в моей жизни произошла в возрасте 4 лет. Мы с сестрой — тоже еще ребенком, играли в «больничку»… До сих пор непонятно, как в арсенале наших игрушек оказался шприц. Во время игрушечного лечения сестра нечаянно повредила мне глаз иглой.

Как рассказывали родители, первое время глаз слезился, я жаловалась на «точечки в глазу», часто капризничала и терла травмированный глазик. Начались долгие хождения по врачам, изначально в пределах города, в котором мы жили, позднее в пределах страны. Первое, что выписали врачи, были уколы, которые необходимо было делать непосредственно в глазное яблоко. Единственные мои воспоминания о том периоде связаны с моими истериками и ощущениями ужаса от этих уколов. Позднее врачами высказывалось предположение, что именно эти уколы и сыграли свою решающую роль в том, что глаз я потеряла.

Когда родители увидели, что улучшения не наступает, меня повезли лучшим профессионалам данного направления в Москву в Институт глазных болезней им. Гельмгольца, потом была Одесса и Институт глазных болезней им. В. П. Филатова. Именно там нам и открыли суровую правду, что наши попытки вернуть на тот момент уже полностью потерянное зрение тщетны и следующий необходимый шаг — это удаление травмированного глазного яблока и протезирование. Нас отправили в родной город, где необходимо было провести операцию по удалению, а на месте родителям сказали, что необходимо подождать, чтобы я подросла, а потом уже проводить необходимое оперативное вмешательство.

Весь этот период я не помню. Мне кажется, моя нервная система намерено заблокировала все, что связано с этим. В памяти всплывают воспоминания детства до произошедшего, а дальше — ничего. Все это произошло в моей жизни так рано, что я не знаю, как это видеть мир двумя глазами. Я думаю, многие родители подобных детей переживают о том, как дети смогут сориентироваться в окружающем пространстве, видя только одним глазиком. Используя собственный опыт, я точно могу сказать, что жизни это абсолютно не мешает. Мы просто не знаем, как бывает иначе, и живем такой же полноценной жизнью.

Не могу сказать, что мне было легко с этим жить. Было очень сложно психологически. Как я написала ранее, травма произошла в возрасте 4 лет, а операцию по удалению травмированного глаза мне провели в возрасте 14 лет. Необходимо отметить, что травмированный глаз весь этот период выглядел, мягко сказать, ужасающе.

Школа

Все это время я ходила в обычную школу, а следовательно практически ежеминутно сталкивалась с назойливыми взглядами и вопросами. Сказать, что я стала от этого закомплексованной или замкнутой, я не могу, более сильной — однозначно да. Существенную роль в этом сыграла моя семья, в которой меня воспитывали, несмотря на физический недостаток, как принцессу. Мне с раннего детства внушали, что я лучшая, что у меня все получится. Я была окружена такой любовью, что жалеть себя или ненавидеть окружающий мир, мне и голову не приходило! Если кто-то и видел разницу между мной и другими детьми, то это была явно не я.

Я помню, что в начальных классах я часто не понимала причину вопросительных взглядов окружающих, я решительно не могла понять — что не так. Я не чувствовала себя ущербной именно от того, что всегда знала, что есть масса людей которые меня действительно любят, ощущала их поддержку и любовь практически на физическом уровне.

Я думаю, что самое главное при воспитании детей с подобными травмами, это не давать им чувствовать себя ущербными. Может быть, это будет грубо сказано, но — поменьше жалости. Не любви, а именно жалости. Именно ощущая жалость к себе, ты понимаешь, что с тобой что-то не так, что ты — не такой как все, что есть что то, от чего тебя необходимо жалеть. Главное окружить такого человека любовью, поддерживать его, но воспринимать на равных. Все это было в моей жизни, благодаря моей семье, моим друзьям.

Я знаю, что моим родителям, предлагали перевести меня на индивидуальное обучение. И я благодарна им, что они сделали правильный выбор и отправили меня в обычную школу. Именно благодаря этому у меня появились настоящие друзья и в моей жизни было все, что было у обычного ребенка — были кружки и совместные поездки всем классом на отдых, я ходила на хор, танцевала, участвовала во всевозможных кружках и олимпиадах. Позднее, как и у обычных подростков были первые дискотеки и песни под гитару, были и первые влюбленности (кстати, надо отметить, что они всегда были взаимными, так что даже в этом я не могла чувствовать себя обделенной)… Я «брала» окружающих людей своей уверенностью в себе. Знаю, что периодически она граничила даже с самоуверенность.

Мои друзья, некоторые из которых остались в моей жизни с первого класса и по настоящий день, тоже сыграли не последнюю роль в моей жизни, они никогда не давали почувствовать разницы между собою и мной. Я часто бывала заводилой, и мои выходки и проделки все всегда поддерживали с большим рвением!

Итак, в 14 лет мне провели операцию. Я ждала ее все эти годы, как чудо, которое должно произойти в моей жизни, после которого все будет замечательно. Мне казалось, что после протезирования разницу между травмированным и здоровым глазом будет совеем не видно. Помню очень переживала, что глаза будут отличаться по размеру. Перед наркозом, уже на операционном столе, поделилась своими переживаниями с оперирующем меня хирургом, женщиной лет 35, на что она — отдельное ей за это спасибо — сказала: «Ой, не переживай, у меня вот тоже один глаз больше, другой меньше! И что? Вот посмотри, какая я красотка!». Она действительно была очень хороша собой, и от этого я успокоилась и заснула.

Операция прошла хорошо, я быстро поправилась, меня выписали, и наступила пора отправится на протезирование. Нам посоветовали самую ближайшую клинику от моего города, это оказался Ростов-на-Дону. Мы поехали с мамой. Не могу передать тот ужас, который я испытала, после того как мне вставили протез! Мои ожидания и то, что я увидела, были противоположные вещи! Не хочу обидеть данную клинику, может быть многое зависело от того, что я ждала чуда, которое не произошло, может быть сыграл роль тот факт, что полость моего глаза оказалась очень маленькой. Как мне потом объясняли, от момента травмы полость остановилась в развитии, и удаленное глазное яблоко было слишком маленьким по сравнению со здоровым глазом, поэтому просто не возможно было вставить протез по величине соответствующий здоровому глазу…

Кроме того, никакого индивидуального подхода ко мне не было. Протез не делали при мне, ориентируясь на здоровый глаз, а при мне выбрали из уже существующих образцов по цвету более или менее подходящих под мой цвет глаз. Так или иначе, у меня был нервный срыв. Я полдня прорыдала в гостинице, спасибо моей маме, что выдержала это. Она пыталась держаться, хотя у самой лились слезы из глаз.

С моим первым протезом я проходила год. После этого нам посоветовали Москву, которая к тому же по количеству ссылок и отзывов в Интернете занимала в этом направлении лидирующее место в стране. В Москве нам предложили на выбор стеклянный или пластмассовый протез, пояснив при этом, что пластмассу, как правило, выбирают люди, проживающие в северных районах, из-за опасности раскола стекла при низких температурах, а также те люди, чья деятельность связана с опасным производством. Померив пластмассовый протез я поняла, что визуально он существенно проигрывает стеклянному, что для меня, как для молодой девушки, было на тот момент решающим.

Еще будучи школьницей, я услышала разговор моей мамы с одним из осматривающих меня окулистом. Врач советовала после школы отдать меня на обучение в какой-нибудь техникум для получения профессии, с которой не потребуется постоянного контакта с людьми, не требующего общения, чтобы это была желательно работа на дому, советовала что-нибудь спокойное, не связанное со стрессом. Наверное, это и был переломный момент. Меня так возмутили эти слова, я человек жаждущий общения, контактный, привыкший не ограничивать себя ни в чем, должна буду быть заперта в четырех стенах?!! Именно тогда я поняла, что главная моя цель — это рушить сложившиеся стереотипы, доказывать всем и, главное, самой себе, что каждый человек может в этой жизни ВСЕ! Самое главное, иметь к этому цель и стремление.

После школы я с легкостью поступила в престижный Московский университет на факультет, который при выпуске дает сразу три специальности: это юрист, практический психолог и учитель права. Это был самый сложный факультет, нагрузки были адскими, занятия были каждый день с 9 утра до 7 вечера. Помню, только придя в институт, я узнала, что среди студентов будут проводиться выборы Президента Университета. Для этого каждый студент, желающий баллотироваться на данный пост, должен написать программу со своими предложениями и взглядами на студенчество и занять первое место в честных выборах среди студентов. Как я могла пройти мимо? Конечно же, я участвовала, конечно же, я победила. За годы студенчества я также играла в студенческом театре, мы ездили со своими спектаклями по многим городам. Стеснения я не чувствовала, жила полноценной студенческой жизнью.

Протезирование

С 1998 года по 2011 год я каждый год протезировалась в Московской клинике. О движении протеза, хоть о незначительном, не могло идти и речи, хотя визуально он меня устраивал, при правильном макияже выглядел вполне эстетично. Последние два года использования стеклянного протеза, у меня начался сильный воспалительный процесс полости глаза. Под протезом постоянно образовывалась слеза, на протезе при моргании постоянно образовывалась полоска, на которую налипали пыль, глаз начал обильно гноится. Все это приносило существенный дискомфорт, зуд, боль, ощущение, когда не можешь моргнуть, а как следствие — раздражительность. Протез приходилось промывать несколько раз в день, ни о каком использовании косметики не могло идти и речи.

Я до сих пор не знаю, чем была вызвана данная реакция. Может быть, это была реакция полости на долгое ношение стеклянного протеза, может быть, не подходила форма протеза. Так или иначе, на тот момент мне пришлось искать способы решения данной проблемы, в связи с чем я стала искать аналогичные клиники в России и за рубежом, которые также занимаются протезированием. В интернете я увидела сайт Лаборатории глазного протезирования, расположенной в городе Челябинске, под руководством Сироткиной Ирины Анатольевны. Почитала отзывы на сайте, тщательно изучила статьи Сироткиной И. А. о глазном протезировании. Смущал один аспект — предлагались пластмассовые протезы, после неудачной примерки в Москве остался негативный осадок, были сомнения. Решила рискнуть, попробовать и полетела на Урал.

Сама я живу на Северном Кавказе, так что путь не близкий, но теперь понимаю, что это того стоило. Только после посещения данной лаборатории я поняла, что означает так называемый индивидуальный подход, о котором я слышала, но которого не ощущала на себе в предыдущих клиниках.

В лаборатории царит, можно сказать, доверительно-домашняя атмосфера, каждый пациент обласкан и получает столько внимания, сколько ему необходимо. Не один мой вопрос не остался без внимания. Если в предыдущих клиниках подбор и изготовление протеза занимает несколько часов, то здесь меня предупредили, что врач должен осмотреть полость на предмет возможности протезирования, художник работает индивидуально и время изготовления протеза зависит от сложности, а следовательно изначально не оговаривается. Не было ощущения «конвейера», когда на тебя выделено определенное время и под дверью уже стоит следующий пациент.

В свой первый приезд, я прожила в Челябинске неделю. Меня ежедневно осматривали, назначили лечение, необходимое моей полости, так как она была сильно воспалена. Со мной работал художник-протезист Суханова Людмила Юрьевна, настоящий мастер своего дела, человек с золотыми руками и добрым сердцем. За время пребывания там, я видела все ее мучения, связанные с изготовлением моего протеза. Примерки проводились постоянно — необходимо было, чтобы мнение протезиста об успешно выполненной работе и меня, как пациента, совпали.

На последней примерке, увидев движение протеза, не могла удержаться от слез. Протез изготовлен так, что мне было приподнято нижнее веко. Разрез глаза ничем не отличается от здорового — по цвету, размеру практически полностью не отличался от здорового глаза.

С первым протезом я отходила полтора года, за этот период полость ни разу не воспалилась, не было ощущения дискомфорта, глаз прекрасно моргал и визуально выглядел просто отлично. Кроме того, художник-протезист Суханова Л. Ю. предупредила меня, что положительный косметический эффект с каждым протезированием будет усиливаться.

Я живу!

Я написала это для того, чтобы помочь тем, кто столкнулся с подобной проблемой. Я живу полноценной жизнью, никогда не ощущала и не ощущаю себя ущербной или не полноценной. У меня яркая насыщенная жизнь. На сегодняшний день я начальник юридического отдела одной из крупных кредитных организаций, в свободное время оказываю юридическую помощь физическим и юридическим лицам в различных отраслях права. Я участвую в судах различного уровня. При выборе профессии и работы, моя цель была преодоление своих собственных комплексов и разрушение общественных стереотипов.

Несколько лет назад мне сказали, что я не смогу сесть за руль…. Как следствие, через полгода у меня были права и я водила машину. В нашей жизни нет ничего не возможного. Ненавидеть весь окружающий мир и себя, опустить руки, жалеть себя — это удел слабых. На сегодняшний день я состоялась как профессионал, я любима и люблю, у меня скоро свадьба. Я имею в этой жизни все, что захочу, и Вам того же от всего сердца желаю.

Марина Лягушкина, г. Ставрополь
marina_lyagushkina@mail.ru