Актуальная
Информация
  • 15.10.18
    Уважаемые родители, для вас издана памятка с ответами на многие тревожащие вопросы. Авторы старались донести достоверную информацию максимально кратко и четко.
  • 12.09.18
    Стройная, статная, высокорослая, эта женщина наверняка поражала воображение современников. И, очевидно, её красивая голова возвышалась над толпой, привлекая внимание. Тем более своим необычным золотистым глазом.
  • 04.09.18
    Поступление в школу – переломный момент в жизни каждого ребенка. Для особенных детей, живущих с одним глазом, это еще и изменения привычного места пребывания, что может вызвать много неприятностей, таких как падения, столкновения. Для того, чтобы их предотвратить, следуйте нескольким правилам.

Косметическая реабилитация пациентов после тяжелых травматических повреждений глаз

Высокая частота тяжелых травм органа зрения, преимущественно у лиц молодого трудоспособного возраста, оставляет актуальной проблему косметического протезирования и поисков более эффективных хирургических вмешательств по формированию культи для ношения протеза (Гундорова Р. А., Хорошилова И. П., 2002).

По данным нашего центра, травма и ее последствия составляют 42,6% всей патологии, являющейся причиной удаления глаза. Несмотря на совершенствование хирургических методик и разнообразие имплантационных материалов, большинство пациентов с анофтальмом остаются недовольны своим внешним видом.

По данным И. А. Филатовой, М. П. Харлампиди (2002), 38–80% пациентов не удовлетворены результатами оперативного лечения и глазного протезирования.

Для выяснения причин неудовлетворенности нами было обследовано 75 пациентов с анофтальмом (12 детей, 22 женщины, 41 мужчина). Показанием к удалению глаза послужил посттравматический увеит и отсутствие зрительных функций. Индивидуальное глазное протезирование проводили в сроки 6–9 месяцев после операции.

Обследование включало:

  • сбор анамнеза, наличие или отсутствие послеоперационных осложнений, сочетанных костных повреждений, рубцовых деформаций орбитальных и параорбитальных образований, сроки удаления глаза после травмы;
  • методика операции (энуклеация, эвисцеро-энуклеация передним или задним доступом, отсроченная имплантация культи);
  • имплантационный материал, используемый для восполнения дефицита объема (традиционный Аллоплант из подкожножировой клетчатки подошвы, комбинированный с сухожильным Аллоплантом, с реберным хрящом), объем имплантанта.

Для анализа косметических результатов проводили:

  • Антропометрические измерения и их сравнительную оценку с парным здоровым глазом. Измеряли длину, ширину глазной щели, отстояние ее от сагиттальной оси, глубину сводов, величину лагофтальма, глубину орбито-пальпебральной складки, экзофтальмометрию.
  • Объем движения протеза и глаза в четырех меридианах, отставание в процентном отношении от здорового глаза. Вид индивидуального глазного протеза (тонкостенный, стандартный, сложной формы), B-сканирование орбиты для измерения размеров культи.
  • По специально разработанной анкете изучали мнение самого пациента о результатах операции и косметического протезирования и причины дискомфорта при ношении протеза.

Результаты проведенного анализа

Проведено 12 энуклеаций, 52 эвисцеро-энуклеаций (27 задним доступом, 23 передним), 11 отсроченных имплантаций культи для ношения протеза. В 28 случаях использован традиционный «Аллоплант», в 26 — комбинированный с сухожильным обычного объема, в 9 — с применением дополнительного конусовидного «Аллопланта», в 2 — традиционный «Аллоплант» комбинировали с хрящом.

Во всех случаях пластики культи различными способами и трансплантатами была сформирована округлая подвижная культя. После энуклеации культя имела плоскую поверхность, своды подвижные и достаточные для протезирования.

После эвисцеро-энуклеации передним доступом поверхность культи в 15 (62,2%) из 23 случаев имела неровную поверхность в результате проминирования склеральных лоскутов, ушитых в виде дубликатуры, что привело к сложностям при протезировании. После отсроченной имплантации культя имела меньшую (на 15–20°) подвижность, чем при первичной имплантации.

При эвисцеро-энуклеации задним доступом культя была выпуклой, напоминала по форме глазное яблоко и находилась в орбите в подвешенном состоянии, при этом методе подвижность культи на 30–35° была больше средней. Параметры культи оставались стабильными в течение всего периода наблюдения (18–36 месяцев) у 62 (82,7%).

Уменьшение объема, уплощение поверхности культи, углубление верхне-наружного свода наблюдали у 13 (17,3%) пациентов, что привело к энофтальму (западению) глазного протеза и потребовало изготовления нового индивидуального протеза сложной формы большего по объему. У 4 (30,7%) из 13 пациентов в результате послеоперационного обнажения Аллопланта часть его лизировалась, что и привело к недостатку объема; у 5 (38,5%) — после сочетанных повреждениях орбиты и глаза не было учтено выраженное рубцевание орбитальных структур, имплантирован подкожножировой Аллоплант стандартного (18 мм) объема, без заполнения дефицита объема ретробульбарной клетчатки.

В результате Аллоплант сместился к вершине орбиты, что и привело к западению протеза; у 4 (30,7%) — перед операцией не были учтены конституционные особенности орбитальной области. У пациентов с широко открытыми выпуклыми глазами был имплантирован Аллоплант обычного (18 мм) размера, что привело к необходимости компенсировать недостающий объем утолщенным протезом. «Большие выпуклые глаза» по классификации М. Г. Катаева требуют использования большего (22–25 мм) имплантанта.

При антропометрических измерениях орбитальной области у всех 75 пациентов получены близкие по значению косметические показатели, имеющаяся асимметрия минимальна, суммарный объем движений косметического протеза 115,3+2,1 градуса, что составило 48,2–63,7% от подвижности здорового глаза.

64 (85,3%) из 75 обследованных пациентов были удовлетворены результатами лечения и протезирования. 11 (14,7%) ожидали лучшего результата. Но только у 6 пациентов из этой группы неудовлетворенность была обусловлена объективными причинами: уменьшением объема культи, что привело к необходимости замены тонкостенного протеза на более объемный, уменьшению подвижностью протеза. 5 пациентов остались недовольны при практически идеальных параметрах культи и протеза в связи с недостаточной, по их мнению, подвижностью и необходимостью постоянно ухода за глазным протезом.

Проведенный анализ показал, что причиной неудовлетворенности пациентов результатами глазного протезирования, явились не только ошибки в выборе имплантационного материала, вид оперативного вмешательства, посттравматические изменения орбитальных тканей и послеоперационные осложнения, а в большей степени неадекватный объем имплантата и недостаточное внимание хирурга к психоэмоциональным и анатомо-функциональным конституционным особенностям пациента.

Учет совокупности перечисленных факторов, делает необходимым дифференцированный индивидуальный подход к пластике культи после удаления глаза. По ряду объективных и субъективных причин в результате травмы и оперативного вмешательства неизбежно происходят те или иные изменения, которые не обеспечивают точного фотографического облика «живого» глаза.

Офтальмохирург, планируя операцию, в предоперационном периоде должен по возможности максимально уменьшить психоэмоциональную реакцию пациента путем тщательного анализа ситуации, формируя у пациента благоприятное представление о ходе операции и ее косметических последствиях.