Актуальная
Информация
  • 16.02.18
    Дерека Паравичини называют одним из величайших джазовых музыкантов современности. Он слеп от рождения, у него аутизм и глубокая умственная отсталость. Все, что у него есть – это слух, уникальный абсолютный слух, которым наделен один из 10 000 людей.
  • 15.02.18
    "Слепой музыкант"-трогательная повесть о доброте, любви и сострадании. В одной счастливой и обеспеченной семье родился сын. Мальчик оказался слепым. Окружающий мир он мог воспринимать посредством слуха и осязания, поэтому с детства проявлял особенное внимание к звукам, развив свои способности.

Муки красоты. Микрохирург Сироткина

От природы человек рождается прекрасным, но дальше в жизни всякое бывает. В какие-то мгновения лицо может превратиться в уродливую маску Квазимодо — никто от таких трагедий не застрахован. Особенно в наше время, когда и в горячих точках практически невозможно побывать без «подарка» — бандитской отметины, и на темных улицах, в грязных городских подъездах какой только неприятности не встретишь… Потеря глаза, например, это не просто потеря красоты.

Человек с обезображенным лицом зачастую бывает вычеркнут напрочь из активной социальной жизни. Окружающие относятся к человеку, пережившему подобную трагедию, с неосознанной брезгливостью, да и сам будешь людей сторониться, чтобы не пугать их лишний раз. На драму физическую наслаиваются боль, неуверенность, обостренная стыдливость — целая куча психологических комплексов, многократно помноженных на драму социальную.

Я, к сожалению, бедствия таких людей видел изнутри, когда на пару месяцев поменял (не по своей воле, естественно) супермобильную и активную жизнь журналиста ведущей газеты области на больничную койку отделения травмы глаза Челябинской городской больницы № 3 — «Скорой помощи». К счастью, мастера-хирурги глаз мне, как и большинству пациентов офтальмологии, спасти успели и смогли. Честь им и хвала! Конечно, журналист на койке прохлаждаться не может, когда перед ним в каком-то бешеном калейдоскопе проносится неизвестная для многих череда людских трагедий, с одной стороны. С другой — благородство, самоотверженность, мастерство и альтруизм медиков. Кто еще выдержит ежедневное многочасовое бдение у хирургического стола, склонившись над окулярами микроскопа? Притом надо «ловить» микроны, резать и шить по живому, на ошибку права нет. Чуть рука дрогнула — человек остался без глаза, с этого момента его судьба идет под откос.

Общался в курилке, за манной кашей в столовой, в палате со многими пациентами. Пускали меня и в операционную. Не только для того, чтобы самому улечься на стол под микроскальпель в руках хирурга и бестеневую лампу, но и на работу мастеров посмотреть. Тогда познакомился с ныне кандидатом медицинских наук, лауреатом Губернаторской премии, микрохирургом-офтальмологом Ириной Сироткиной. И понял, в чем вектор жизни. В постоянном движении к вершинам! Меня поразили ее рассказы о научном руководителе — шефе, как Ирина Анатольевна говорит, — знаменитейшем профессоре-офтальмологе Эрнсте Мулдашеве. На моих глазах в крохотной комнатенке, где втроем уже не развернуться, рождалось, несмотря на все трудности, новое дело. Ирина Сироткина, как прилежная ученица хирурга с мировым именем, сама талантливый хирург, привезла к нам в Челябинск многие прорывные технологии и методики профессора Мулдашева. Некоторые из них до сих пор не под силу москвичам. Дело доходит до того, что некоторых сложных пациентов из Ханты-Мансийска, Омска и так далее медики, бессильные помочь, адресуют сюда, в Челябинск, к Сироткиной…Идет операция

Позавчера решил навестить до боли знакомые стены, посмотреть, как развивается великое дело, как поживает сироткинская лаборатория индивидуального глазного протезирования. В стерильную операционную не пустили — «грязный». Зато за Ирину Анатольевну и ее коллег порадовался. Лаборатория получила две, хотя и небольшие, комнаты. Спасибо главному врачу ГКБ № 3, заслуженному врачу России Олегу Маханькову — вовремя оценил и поддержал столь важное новейшее направление. Как и завотделением, кандидат медицинских наук Наталья Марычева.

Как глаза рисуют

Ирина Сироткина к назначенному времени подойти не смогла: очередная и не первая за этот день операция затянулась почти на четыре часа. в лаборатории радушно встретили ее верные подруги-помощницы. Они… профессиональные художницы. Людмила Суханова некогда окончила Свердловское художественное училище, отличный мастер батика. Уже четыре года рисует в лаборатории глаза. Елена Юнусова, художник и искусствовед, давняя подруга Сироткиной, тоже пришла помочь в новом деле. Крохотная тонкая и прозрачная пуговка и есть «живописное полотно» для девчат. Для каждого человека нужно суметь точно подогнать по живому глазу все нюансы цвета радужки. Как вы понимаете, двух одинаковых расцветок глаз в природе не сыщешь! Потому с крошечной палитры самой тоненькой кисточкой подбираются цвета, красочный слой будет находиться внутри глазного протеза. Всякое искусство изготовить и сам индивидуальным глазной протез. Глаза у всех разные по размеру, работа штучная по всем позициям.

Существует традиционная методика — подбор. От этого страдают практически все пациенты, поскольку при подборе ставят протез из имеющихся в наличии, а дальше твои проблемы. А какие страдания, физические и эстетические, он может приносить, одному Богу известно. Стеклянный глаз может и в трамвае выпасть. Оказывается, даже сама слеза, уличная пыль за год-полтора приводят такой «глаз» в негодность.

Здесь, в лаборатории, все по-другому. Начнем с того, что новые «глаза» изготовлены настолько точно, что и сам врач может ошибиться, какой живой, а какой искусственный. Самое поразительное, протез способен еще и… повторять движения здорового глаза! Это еще не все. Изготовленный по уникальной технологии Всероссийского центра Мулдашева «Аллоплант», такой «глаз» практически вечен. Изготовлен из легкого и прочного пластика. Прямо в лаборатории, в кастрюльке у Лены и Люды.

Впечатляют висящие на стене портреты пациентов — внешне совершенно незаметно, что один глаз сделали здесь, в лаборатории. Прекрасные, улыбающиеся лица. Людям вернули вкус к самой жизни, избавили от мук социального затворничества и сознания какой-либо неполноценности.

Александр Чунусов,
Газета «Южноуральская панорама», 03.2006г.