Актуальная
Информация
  • 16.02.18
    Дерека Паравичини называют одним из величайших джазовых музыкантов современности. Он слеп от рождения, у него аутизм и глубокая умственная отсталость. Все, что у него есть – это слух, уникальный абсолютный слух, которым наделен один из 10 000 людей.
  • 15.02.18
    "Слепой музыкант"-трогательная повесть о доброте, любви и сострадании. В одной счастливой и обеспеченной семье родился сын. Мальчик оказался слепым. Окружающий мир он мог воспринимать посредством слуха и осязания, поэтому с детства проявлял особенное внимание к звукам, развив свои способности.

Свет из открытого окна

«Открытое окно». Эта картина художника Виктора Меркулова на его выставке сразу притянула к себе, да так и не отпускала. Звенящая синева за подснежниками и раскрытой книгой на подоконнике. Открытый цвет. Никаких полутеней и стремления к оптическим иллюзиям натуральности. А подснежники реально пушистые и ощущение весны и солнца настолько явны, что кажется, слышишь радостные голоса мальчишек за этим окном.

Другие картины тоже привлекали простотой выразительных средств, яркими образами. Верилось, что небо на самом деле такое зелёное в полдневном зное южных пейзажей. И вечер такой бархатно-зелёный на «Подворье». И так таинственно колдуют сумерки над букетом сирени на кружевной скатерти. Всё предельно обобщено, мазки сочные, крупные. Мелких деталей почти нет. А девчонки с картины «У ручья» отражаются в воде, белеют их платьица — светлое, беззаботное детство оживает. Запоминается хитрый взгляд «Печника» — ох, непростой это человек, непроста его профессия, редкий мастер!

А «Мать» так похожа на мою и многих — многих мам моих знакомых! И вещи вокруг неё такие родные, мамины, не из модных теперь журналов. И уже не уйдёшь, останешься переживать у других картин — сдержанных, неброских, но таких добрых, как негромкие песни Визбора — проникаясь тонкой грустью «Левитана и Чехова», тёплым юмором портретов друзей, поэтичностью пейзажей.

И целая история — «День с сыном» — триптих, где в центре солдат с мамой и папой. Не рядовой Сидоров из шеренги одинаковых, а сынок, без которого скучали, а теперь вот с трудом подбирают слова.

Баньки, чистый дворик небольшой больницы, похожей на все больницы, даже туман над Ангарой на картинах Меркулова соразмерны человеку. И так спокойно, уютно, защищенно среди них себя чувствуешь!

Потому что свет этих картин не дискотечно-разноцветный, а тихий, из глубины души. Свет из окна, открытого в мир.

Е. Юнусова, искусствовед,
«Вечерний Челябинск»