Актуальная
Информация
  • 16.02.18
    Дерека Паравичини называют одним из величайших джазовых музыкантов современности. Он слеп от рождения, у него аутизм и глубокая умственная отсталость. Все, что у него есть – это слух, уникальный абсолютный слух, которым наделен один из 10 000 людей.
  • 15.02.18
    "Слепой музыкант"-трогательная повесть о доброте, любви и сострадании. В одной счастливой и обеспеченной семье родился сын. Мальчик оказался слепым. Окружающий мир он мог воспринимать посредством слуха и осязания, поэтому с детства проявлял особенное внимание к звукам, развив свои способности.

Не только в Америке

Бесланскую девочку лечат в Америке. Для нее сделали уникальный глазной протез.

Во время бесланской трагедии 10-летняя Аня Кадалаева получила осколочное ранение головы и потеряла глаз. Вчера в офтальмологической клинике Нью-Йорка ей сделана уникальная операция.

«Мы не можем восстановить глаз, но имплантированный протез будет внешне мало отличаться от него. Он способен поворачиваться синхронно со здоровым глазом», — сказал вашему корреспонденту доктор Стивен Ли.

Такие операции в России пока не делают. Поездку для Ани с бабушкой оплатил Международный фонд помощи пострадавшим от терактов, созданный нашими соотечественниками в США.

По словам президента фонда Андрея Могилянского, американцы пожертвовали более одного миллиона долларов в помощь жертвам теракта в Беслане. Деньги получат около 600 переживших трагедию семей.

"Комсомольская правда", Андрей Кабанников, 30 октября 2004 г..

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Об этой заметке в любимой с детства газете мне с удивлением рассказал анестезиолог МУЗ ГКБ № 3 г. Челябинска Шилов В. Ю. С ним мы провели не одну сотню таких операций, их результат приводил в недоумение даже маститых специалистов, им только при специализированном осмотре удавалось обнаружить глазной протез.

«Почему не знают о наших результатах? Мы бы смогли помочь стольким несчастным?» — справедливо возмущался Владимир Юрьевич.

А множество пациентов, которым глазное яблоко было удалено давно, и они из ложного стеснения не обращаются к офтальмологу, заранее зная ответ: «Что вы ходите, ведь у вас нет глаза, значит, и лечить нечего». Получается замкнутый круг, специалисты и нуждающиеся в этом виде помощи недостаточно информированы о современных достижениях в области реконструктивных операций на орбите и возможностях глазного протезирования.

В средствах массовой информации постоянно публикуются достижения стоматологов в протезировании зубов, это и понятно, ведь в этом виде помощи нуждается каждый второй россиянин.

К сожалению, проблемам пациентов, вынужденных пользоваться глазным протезом, в настоящее время уделяется недостаточно внимания.

По существующей статистике 1 из 408 человек в РФ нуждается в ношении глазного протеза. По данным переписи в 2010 г. население РФ составляет 142 млн 900 тыс. человек, то есть в глазном протезировании нуждается более 350 тысяч жителей страны.

Потеря глаза — это всегда тяжелая психологическая травма, часто вызывающая у пациента чувство собственной неполноценности, ограничивающая профессиональную пригодность. Отсутствие глазного яблока, если нет значительного (до 30%) снижения зрения на сохранившемся глазу, не дает право пациенту для определения группы инвалидности. Это объясняет важность психологической и социальной реабилитации лишившихся глаза пациентов.

«Известно, что обезображивание лица повреждениями, врожденными недостатками не только причиняет физическое неудобство, но в большей степени отражается на психоэмоциональном состоянии человека. У этих пациентов часто возникают депрессивные реакции, иногда с суицидальными переживаниями и попытками. Тот, кто видел больных с обезображиванием лица (в частности, при отсутствии глазного протеза), знает, как жадно мечтают пострадавшие о создании условий для ношения протеза. Значение косметических операций надо оценивать не только с точки зрения зрительной, но и с точки зрения самого пострадавшего. Часто он бывает угнетен обезображиванием, и помочь ему — это сплошь и рядом значит вернуть ему работоспособность» (В. П. Филатов, 1943).

Проблема косметического протезирования, в том числе вопросы хирургической подготовки к нему, имеют важное значение. Успешное их решение способствует моральной и профессиональной реабилитации людей, лишившихся глаза.

Особенно остро вопрос хирургической реабилитации пациентов встает при сочетанных повреждениях стенок орбиты и лицевого скелета.

В нашей практике с 1998 года в реконструктивной хирургии мы используем биоматериалы Аллоплант производства Всероссийского центра глазной и пластической хирургии (г. Уфа), возглавляемого профессором Э. Р. Мулдашевым.

Квалифицированно выполненное хирургическое вмешательство и индивидуально изготовленный глазной протез позволяет реабилитировать этих пациентов, вернуть к активной жизни, приобрести уверенность в себе и своих силах.

Сироткина Ирина Анатольевна