Актуальная
Информация
  • 21.03.18
    Интервью с директором центра OKORIS И.А. Сироткиной о насущных проблемах глазного протезирования в России, о взаимоотношениях врачей офтальмологов, мастеров протезистов, органов государственной власти и т.д., опубликованное в газете для офтальмологов "Поле зрения".
  • 12.03.18
    Реконструкция с помощью лицевых эктопротезов является уникальной технологией, которая позволяет в короткий срок исправить черепно-лицевые дефекты, в большинстве случаев неподдающиеся пластической хирургии. Видео наглядно показывает процесс изготовления.
  • 26.02.18
    Николай Иванович Гнедич - русский поэт, переводчик, общественный и театральный деятель. Его самый известный труд — перевод на русский язык «Илиады» Гомера.

"Узоры" одной души

В центре глазного протезирования МУЗ ГКБ№ 3 в пору снимать фильмы ужасов. Пластиковые взгляды, похожие на живые, атакуют входящего в кабинет со всех полок, столиков и высовываются из раковины. В углу, где подключена бытовая электроплитка, зрелище пострашнее. Там в кастрюльке с кипящей водой варятся глаза.

Протез после варки нужно охладить и отшлифовать по индивидуальной форме, — поясняет, не отрываясь от жужжащей полировочной машины, Елена Юнусова. — Вместе с промежуточными примерками на полировку глаза уходит несколько дней.

Елена — художник и искусствовед. В лабораторию глазного протезирования она пришла с должности художника — оформителя на автовокзале. Теперь вместо расписания автобусных маршрутов Елена выводит кистью узор глазной радужки и «лепит» красные сеточки мелких сосудов.

Пока бывший оформитель шлифует глазной белок, в смежной комнате другой мастер списывает с глаза пациента «портрет». Людмила Суханова пишет маслом, смешивая в палитре с десяток цветов и оттенков, повторяя «картинку» самых обыкновенных голубых глаз. Хотя, по словам художниц, каждый оттенок радужки уникален.

— Чаще всего мы рисуем серо-голубые и зеленые протезы, — продолжает словоохотливая Елена. — Из Казахстана к нам сейчас поехали, с карими глазами. Кстати, их легче нарисовать — оттенков меньше, чем в светлых. Знаете, как-то одна пациентка Уфимского центра вышла замуж за мексиканца, увезла с собой в Латинскую Америку целую коробку одинаковых карих протезов.

Глазки грудничкам

Уникальную технологию и опыт изготовления искусственных глаз (с использованием биоматериала) привезли из Всероссийского центра глазной и пластической хирургии, возглавляемого Э. Мулдашевым, известным южно-уральским офтальмохирург Ирина Сироткина. Лабораторию организовали в 2002 году, и за эту возможность Ирина Анатольевна и сегодня благодарна главврачу ГКБ№ 3 О. Маханькову и завотделением Н. Марачевой.

— Первый шлифмотор подарил нам бизнесмен, владелец турфирмы, — вспоминает она. — Подарил ради своей учительницы английского языка, носившей протез.

Вообще, по статистике, Челябинская область не входит даже в десятку лидеров по количеству органоуносящих офтальмологических операции. По России 26% вмешательств заканчиваются удалением глаза, в Челябинском центре — только 7–11%. Сейчас глаз удаляется не целиком, остается капсула с мышцами, сохраняющая способность к движению. Тем не менее каждый раз это человеческая судьба, трагедия. Тем более, если пациенты — дети. Искусственные глазки, бывают, нужны даже грудничкам.

Возраст пациентов лаборатории Ирины Анатольевны от 3-х недель до 94-х лет. Дети растут быстро, и чем раньше малышу начали формировать полость для протеза, тем лучше он «приживается». Полость или растягивают для протеза, или оперируют. Если протез не ставить, лицо ребенка сильно деформируется. Многие дети переносили бы не их впечатлительные родители, бабушки и детсадовские воспитатели.

— У одной нашей девочки сохла полость, ее нужно было промывать кипяченой водой, — рассказывает хирург. — Воспитатели делать это отказывались, и малышка вытаскивала мешающий ей «глаз» сама, пугая одногруппников. Такая вот у нее психологическая защита.

Другой случай — папа с отвращением отворачивался, когда его маленькому сыну мы меняли протез. Никакая сила не могла заставить его взглянуть на личико без глаза.

Возможно, если бы родители знали, сколько людей нуждаются в искусственных глазах, они бы вели себя по-другому.

И сапер, и хоккеист…

В России, по данным московского центра микрохирургии, из 408 человек одному нужен глазной протез. На самом же деле, в нашей стране, с учетом лабораторий и мастерских в провинции, примерно так же, как и в Европе, без глаза живет один человек из ста. В одной только Челябинской области рисованные глаза нужны 7,5 тысячи пациентам! Среди них люди самых разных профессий, социального статуса и возраста.

За глазами в лабораторию при ГКБ№ 3 приходят и рабочие, и артисты, и бизнесмены, и спортсмены. Алексей, которого мы встретили в кабинете, — оренбуржец, генеральный директор крупной компании. В Челябинск он приехал по делам, связанным с бизнесом, и заодно заказать для себя новый протез. Пока Алексею примеряют глаз с ясно-голубой радужкой, художницы рассказывают нам о других пациентах. Постоянно приезжает в Центр один боксер из Казахстана, есть еще хоккеист и профессиональный сапер. Этот взрывник еще в 1980-е готовил на крыше дома фейерверк, первый в Челябинске. Ошибка в расчетах стоила ему потерянных руки и глаза.

Среди гостей Ирины Сироткиной — и иностранцы. Кроме советских немцев, эмигрировавших в Германию еще в 1990-е, за дешевыми, по европейским меркам, протезами приезжают пациенты и из других стран. Больше всего художницы запомнили канадца, который заказал протез в виде мишени-чтобы соседей на Хэллоуин пугать! Сейчас вот в лабораторию поступила еще одна необычная заявка на глаз с радужкой в виде черно-желтого знака радиационной опасности.

Оптимистов больше

Далеко не все пациенты способны относится к своей беде с долей юмора, как тот канадец — «терминатор», и понятно почему. По словам хирурга Ирины Анатольевны, чаще всего потеря глаза — результат страшных ДТП, аварий на производстве и бытовых травм. После онкологических заболеваний иногда конъюктивальная полость вообще зарастает, или после ожогов пациент теряет веки, которые можно восстановить рядом реконструктивных операций. В Челябинской лаборатории так спасали обожженные глазки 3-летнего мальчика после огнестрельного ранения из самопала.

Отдельная группа причин, казалось бы, — безобидные воспаления роговицы глаза.

— Даже маленькая соринка в глазу, при несвоевременном обращении к врачу, может спровоцировать сильнейшее воспаление,-предупреждает она. В моей практике были случаи, когда такое происходило из-за неправельного ухода за контактными линзами. Злостная инфекция попросту разъедала глазное яблоко. Бывают и врожденные патологии, когда малыш появляется на свет без глазика. Виной тому — внутриутробная инфекция у мамы.

Не важно, по каким причинам пациенты челябинской лаборатории теряют «лицо», всех их объединяет одна трагедия. Ирина Сироткина и ее художницы верят в то, что таким пациентам можно помочь, если создать в Интернете специальный сайт. Общаясь он-лайн, люди, потерявшие глаза, смогут реабилитироваться в жизни и без помощи психолога.

— Хотя складывается впечатление, что среди наших пациентов больше оптимистов, чем среди здоровых людей, — оживляется врач. Многие из тех, кто перенес потерю глаза, имеют крепкие дружные семьи, успешны в профессии и бизнесе, а главное — с надеждой и уверенностью смотрят в будущее.

Елена Пугачева.
Газета «АиФ. Здоровье»№ 4, 20.01.2010